Как Владимир Путин из «изгоя» превратился в ведущего игрока G20

На фоне последней трагедии в Париже, вопросам безопасности юбилейного 10-го саммита «большой двадцатки» уделено очень много внимания.

Владимир Путин

Турецкий Белек находится в 500 километрах от границы с Сирией. На саммит прибыли 18 лидеров, за исключением Кристины Киршнер и Франсуа Олланда. Для должной безопасности  лидеров и делегаций правительство Турции задействовало  более 12 тысяч военных, а также в акваторию Турции зашёл ракетный эсминец «Дональд Кук». На местной авиабазе размещены 15 истребителей F15. Власти Турции также отмечают, что многочисленные кордоны, посты и металлоискатели – вынужденная мера тотального контроля. Проверяют всё и всех. Через сканеры проходят даже продукты питания:

«Лидеры должны быть уверены в том, что они пьют и едят», — пояснили проверяющие.

Владимир Путин участвовал во встрече стран-участников БРИКС где сделал ряд заявлений. В частности, президент РФ заявил, что Россия окажет поддержку Индии и Китаю, которые в 2016 году будут председательствовать в БРИКС и G20.

Касаемо самой «большой двадцатки», которая всё же, первостепенно ориентирована на разрешение экономических показателей, то на повестке сессии стояла угроза международного терроризма. В свете трагедии в Париже, основную тему не изменили: механизмы борьбы против террористической организации «Исламское государство», должны быть проработаны международными усилиями. Стоит отметить объективную истину – чем сильнее будут партнёры по коалициям, тем эффективнее возможен результат. Сегодня французские ВВС нанесли 10 авиаударов по позициям террористов в Сирии, чего и следовало ожидать от французского главнокомандующего. Американский президент же, принял позицию Москвы в отношении действий ВКС РФ в Сирии. Стоит вспомнить прошлый саммит «двадцатки» в Австралии, когда международное сообщество всем своим видом пыталось сделать из российского лидера образ «изгоя». Сегодня в Турции, ситуация выглядит иначе. Путин и Обама провели неформальную встречу, которая длилась более 20 минут. Для переговоров в формате «на ногах» — это довольно продолжительная встреча, а значит и тема, обсуждаемая главами ядерных держав, получила достойную огласку. Чего только стоит сам факт того, что Вашингтон и Москва всё-таки ведут диалог, хоть и не на официальном уровне. Как известно из мировой практики, в некоторых случаях, подобно угрозе терроризма, такой подход даже более эффективный.

«Изолированный Путин» и «изолированная Россия» — всего лишь мыльный пузырь агрессии западной прессы, не более. Стоит обратить внимание на остальную прессу тех же Штатов, которые уже прогремели заголовками об изменении позиции Вашингтона в отношении Москвы.

Высказывание, сделанное Обамой в отношении военной операции РФ в Сирии, — это, пожалуй, первое заявление положительного характера на фоне частой критики действий Москвы в регионе со стороны Вашингтона. Иными словами, подобная концентрация угрозы ИГ в мире, является хорошим толчком для лидеров всех государств, сделать правильные шаги навстречу объединению усилий. Стоит вспомнить все заявления Белого Дома об авиаударах ВКС РФ по позициям свободной армии Сирии. Совсем недавно, политические деятели Штатов пытались заверить общественность о том, что истинная цель ВКС РФ это не борьба против вооружённых религиозных фанатиков, а поддержка президента Асада в укор позициям США. Теперь же, заявления главы Белого Дома принимают противоположную сторону. Стоит вспомнить и те заявления о «контрпродуктивности» военной миссии России в Сирии. Как и в первом случае – слова американского главнокомандующего резко изменились на корню.

Барак Обама избегал каких-либо формулировок относительно действиям российских военных в Сирии, а сам диалог был направлен на концентрацию усилий по созданию общих механизмов в борьбе с международным злом.

Как отмечает The Wall Street Journal, комментарии Белого дома после встречи Обамы и Путина свидетельствуют об «изменении тона» американской администрации в отношении действий России в Сирии.

Из позиции американского президента, можно констатировать очевидный нюанс: вопрос о смене правительственного режима в Сирии если не снят, то явно отошёл на второй план. Международному сообществу ясно, что позиция Франции может резко измениться после пятничных актов террора в столице. Президент США также понимает значимость таких изменений на геополитической карте мира. В администрации Белого Дома, а также в Пентагоне тоже догадываются, что «перевешивать весы партнёрства» — сейчас не самый действенный способ урегулирования вооружённого конфликта в Сирии. Последствия могут набирать оборот по мере продолжительности. Единственно верно – удары по боевикам должны быть максимально усилены для сокращения временного континуума. Достичь такого результата, возможно только при взаимодействии всех фронтов.

Вспоминаются слова российского лидера на Генассамблее ООН в Нью-Йорке, когда Владимир Владимирович призывал мировое сообщество к созданию альянса, на манер антигитлеровской коалиции. Тогда эти слова не были восприняты должным образом. Сегодня, тот же вопрос открыт и является более значимым.

На встрече с Владимиром Путиным, американский президент выразил соболезнования в связи с авиакатастрофой А321.

Российский лидер также провёл ряд деловых встреч. Рабочие  переговоры с участием Владимира Путина состоялись с канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, а также с королём Саудовской Аравии аль-Саудом.

Судя по расположению мировых лидеров – Путин вызывает интерес по нескольким причинам, а самая основная – дальновидность российской политики в отношении международного терроризма. До сегодняшнего дня, большинство государств выдвигалось единым фронтом, под руководством главнокомандующего США. Результаты и их отсутствие в ряде регионов – наглядны. Трагические последствия в Париже, подтверждают уязвимость международной безопасности в Европе, некогда являющейся самой безопасной территорией в мире.

По заявлениям американского издания Bloomberg – российский лидер на саммите в Турции «из изгоя превратился в игрока». На сегодня у российского лидера запланирована встреча с премьером Великобритании Дэвидом Кэмероном. Примечательно, но в основных речах премьер-министра, участились словосочетания «безопасность Британии» и «безопасность России». И хотя ещё рано делать какие-либо выводы относительно предстоящей встречи, намерения великобританских властей уже более чем очевидны.

«Есть одна вещь, в отношении которой между нами существует согласие: мы были бы безопаснее в России, мы были бы безопаснее в Британии, если бы нанесли поражение «Исламскому государству», — заявил Кэмерон в воскресенье.

Опубликовано: 16.11. 2015