Континентальные интересы безопасности: основные приоритеты

Известно, что террористическая угроза от группировки «Исламское государство», во многом является следствием «трудов» спецслужб США, которые держали в тюрьмах Ирака и Афганистана тех ребят, которые сегодня и координируют действия религиозных фанатиков. Оказавшись на свободе, ребята из подвалов пыток и унижений готовы жертвовать собой ради должной мести – это и является основным мотивом лидеров ИГИЛ.

Сергей Лавров

«Период, когда наши западные коллеги и некоторые их друзья в регионе постоянно уходили от политического процесса в Сирии, был сопряжен с большим количеством террористов и экстремистов, иностранных боевиков, чтобы решить задачу свержения режима Башара Асада, — указал Лавров. — В какой-то момент, видимо, те, кто это поощрял, упустили контроль над ситуацией, и террористические инстинкты иностранных боевиков возобладали. Они поняли, что имеют блестящий шанс реализовать ту идею, которую вынашивало созданное еще в середине прошлого десятилетия так называемое «Исламское государство». Реализовать ребятами, которых американцы держали в тюрьмах в Ираке и Афганистане, а потом выпустили».

Вышедший из-под контроля иностранных держав процесс привёл к саморазвивающейся чуме, что охватила огромные территории, включая территории, на которых находятся исторические памятники, культурное наследие. Это не просто пустыни, в которых нет никаких благ цивилизации – это нефтяные вышки, объекты наследия ЮНЕСКО, отстроенные города, это большое население ни в чём не повинных жителей, стариков и детей.

Нужно понимать, что для самих боевиков ИГИЛ абсолютно не важно, кто и какую сторону принимает, в отношении действующей власти в Сирии. Один наглядный факт – отсутствие сплочённости со стороны государств, идёт на руку руководителям террористов.

«Несмотря на то, что в Сирии американцы, их натовские партнеры и другие участники коалиции действуют без международно-правовой базы, мы сказали, что в интересах борьбы с терроризмом мы готовы наши усилия координировать, и предложили достаточно глубокую степень взаимодействия, — напомнил Лавров. — Американская сторона пошла только на договоренность, которая необходима для избежания инцидентов в воздухе между нашими ВВС и американской авиацией, а от глубокой координации отказалась».

Сергей Викторович дал конструктивное интервью, в котором затронул многие аспекты современных разногласий вокруг сирийской власти:

«Только решение вопроса о том, когда конкретно, точно и наверняка Асад уйдет со своего поста, позволит наладить координацию по борьбе с ИГ». «Асада называют магнитом, который притягивает всех террористов. Если этой логике следовать, получается, что не только Асад — магнит для ИГИЛ. Для ИГИЛ магнитами стали и Ливан, и Турция, и Франция, и Египет, — отметил министр. — Но если вспомнить, что Франция и Турция всегда наиболее жестко настаивали на немедленном уходе Башара Асада, то логика «уберите Асада, и ИГИЛ успокоится» совсем исчезает».

В принципе, сама идея провозглашения на захваченных территориях халифата – никак не стыкуется с позицией сирийского президента и тем более с его действиями.

«Где-то год назад американцы создали коалицию для борьбы с ИГ, создали ее договорившись с Ираком, но даже не попытавшись договорится с Сирией. Поэтому в их операции сохраняется двусмысленность: борьба с ИГ, которое захватило значительную часть пространства и Ирака, и Сирии, осуществляется на двух различных основах. Одна основа международно-правовая: все соблюдено — это в отношении ударов по территории Ирака. По территории же Сирии удары наносятся нелегитимно», — добавляет Сергей Лавров.

И тем не менее, как ни крути, а сотрудничать мировым державам необходимо. Пусть это будет вопреки всем принципам, но иначе – невозможно подавить разрастающуюся угрозу.

Министр также отмечал, что формы взаимодействия с западной коалицией есть. Самое примечательное, что такое взаимодействие могло бы полностью удовлетворить и официальную власть в Дамаске.

«Исламское государство», «Джебхат ан-Нусра» и их пособники уже стояли на пороге Дамаска и других городов, и тогда президент Башар Асад обратился к нам с официальной просьбой. Мы немедленно откликнулись позитивно и сейчас работаем в Сирии на легитимной основе. Готовы к практическому взаимодействую с теми странами, которые входят в состав коалиции. Готовы отрабатывать с ними такие формы нашей координации, которые, конечно же, уважали бы суверенитет Сирии и прерогативы сирийского руководства», — подчеркнул министр.

Так сколько же времени потребуется международному сообществу, чтобы перейти от слов к делу? Будут ли приняты решительные меры по координации всех ресурсов, основных мировых держав? Несомненно будут, вопрос лишь в сговорчивости западных коллег. Хотя, в противном случае, стоит понимать, что отечественные дипломаты отличаются высоким уровнем напора в переговорах, а посему, следует понимать, что французская и российская делегация уже приступили к редакции резолюции СБ ООН о борьбе с терроризмом. Скорее всего, соседи Франции будут поддерживать интересы своего континента. Отстояться в стороне получится лишь у американского президента, да и то, если он не одумается в скором времени. Так или иначе, но стоит понимать, что в США помимо Обамы, есть целый конгресс, который также обеспокоен отсутствием безопасности в мире, в частности – в Соединённых Штатах Америки.

Континентальные интересы безопасности: основные приоритеты

Опубликовано: 19.11. 2015