Во время выступления Владимира Путина на первом Всемирном конгрессе информационных агентств в столице, речь шла о свободе слова, о борьбе с терроризмом, о противостоянии глобальной террористической угрозе и какова при этом должна быть роль СМИ.

День начался с презентации книги, автором которой был приглашённый гость – генеральный директор ЮНЕСКО Коитиро Мацуура. Книга называется «Коитиро Мацуура. Избранное» и состоит из выступлений гендиректора на различных встречах, конгрессах, ассамблеях.

Во время презентации неожиданно появился секретарь Совбеза РФ Игорь Иванов. Для него не было предусмотрено место за столом и не стояла табличка с его фамилией. Однако генеральный директор ИТАР-ТАСС не позволил Иванову скромно присесть возле журналистов, а нашёл для него место за столом бывшего министра: «Игорь Сергеевич, у нас для Вас есть место». Эта сцена впечатлила переводчика Мацуура и когда специальный гость выражал благодарность организаторам мероприятия на английском языке с сильным акцентом, его переводчик переводил все фамилии как Иванов.

На Всемирном конгрессе присутствовало очень много разных агентств, от крупных до мелких. Таблички содержали как знакомые всему миру названия, так и малознакомые. Многие переговаривались и спрашивали друг у друга, будет ли на этой встрече президент и скажет ли он что-нибудь о свободе слова. Владимир Владимирович пришёл и сказал не только о свободе слова.

“Уважаемые коллеги! В ваших руках мощный информационный инструмент, способный как разъединять, так и объединять мировое сообщество. Об этом весьма убедительно говорил генеральный секретарь ООН. Я убежден в том, что в условиях глобальной террористической угрозы, когда гибнут люди, средства массовой информации не могут быть простыми наблюдателями. Мы не вправе забывать, что террористы цинично используют возможности средств массовой информации и демократии в целом для многократного усиления психологического и информационного воздействия в ходе захвата заложников и проведения других терактов с целью уничтожить свободу прессы и другие институты демократии, – заявил Путин. – Очевидно, что борьба с терроризмом не может быть поводом для ущемления и независимости прессы”.

Владимир Владимирович также упомянул о том, что и критика от прессы тоже должна присутствовать, несмотря на то, что некоторые воспринимают её болезненно. При этом имён Путин не называл, упоминая о «некоторых». «У нас в народе по этому поводу говорят: откроешь окно – шумно, закроешь – душно”, – сказал глава государства.

Профессиональный долг журналистов пересилил протокольные требования и те начали активно задавать президенту вопросы. Владимир Путин был гостем конгресса, тем не менее он является личностью, вызывающей устойчивый интерес СМИ.

Журналисты спрашивали Путина и о его мнении про освещение России в западной прессе. Путин ответил, что многие до сих пор думают, что Россия является Советским Союзом, похожим на ужасное животное, которого нужно остерегаться: “Такое чувство, будто лев попал в западню, а вокруг шакалы бегают и тявкают то ли от радости, то ли от страха. Бывает и такое”, – заявил Путин.

Главред датского агентства озвучил интересный вопрос: «Что для вас важнее – демократия или стабильность?». Владимир Владимирович ответил на этот вопрос образно: “Если вас на улице встретит бандит и скажет: “Кошелек или жизнь!”, в здравом уме и твердой памяти, конечно, вы отдадите кошелек. А вот если он требует от вас голову или сердце? Есть у вас выбор или нет? Такого выбора он вам не оставляет. Для нас одинаково важна и демократия, и стабильность”, – уверен Путин.

Были вопросы и про США и Ирак: «Если в Америке изменится власть, изменится ли позиция России?». Владимир Владимирович успокоил журналистов ответом: «Не изменится».

Вопросы также касались российской нефтяной компании ЮКОС и слияния Газпрома с Роснефтью. Как считает глава Российского государства, эти вещи между собой абсолютно не связанные: «ЮКОС – частная компания, которую страна подозревает в уклонении от уплаты налогов. Россия не ставила перед собой задачу национализировать эту компанию или прибрать ее к рукам. Нет такой цели и сейчас. Если дело дойдет до распродажи, скажем, активов или еще чего-то в этом роде, конечно, любая компания, в том числе и с государственным капиталом, может принять участие. Но цели национализации нет, не было и не будет», – отметил президент.

После выступления президента специальный гость Коитиро Мацуура сказал несколько слов на русском языке: «Заседание глобальной платформы для локальных национальных и региональных информационных агентств – это прекрасная инициатива».

После официальной части все собрались на обед. Генеральный директор ИТАР-ТАСС, организатор конгресса, уже начал всех благодарить и хотел прощаться, как Владимир Владимирович вспомнил про один вопрос, который задал датский журналист:

“Прозвучал вопрос, по-моему, от представителя Дании о демократии и стабильности. Здесь есть и подтекст, правда? Что происходит, чем вызваны предложения, связанные с некоторыми изменениями в надстройке политической системы? Я хочу обратить внимание: ничего такого, чего не было бы в демократических странах мира, мы не собираемся делать. Избрание парламента по принципу партий применяется во многих странах, в том числе, насколько я помню, и в Дании, – подметил президент. – Мажоритарная система во многих странах мира считается архаичной, и от нее постепенно отходят, потому что человек, который избран по одномандатному округу в высший представительный орган государства, может в ходе избирательной кампании обещать многое, но один абсолютно не в состоянии провести ни одной своей идеи, не в состоянии выполнить ни одного обещания”.

Путин доступно разъяснил мировым информационным агентствам, в чем заключается суть политических реформ России: «Известно, что главы регионов, вернее этот уровень власти, формируется тремя способами: это выборы, прямые тайные, как, скажем, в США или Мексике, через представительные органы, то есть через систему выборщиков – это мы наблюдаем в Австрии, ФРГ, Италии – или прямое назначение руководителей регионов, как это происходит, скажем, в Великобритании, где назначаются министры кабинета по Шотландии, Северной Ирландии. То же самое мы наблюдаем во многих других странах. Мы предлагаем нечто подобное, и ничего необычного здесь нет», – сказал Владимир Путин.

Президент рассказал, что иногда сам читает информационные сводки от разных агентств. Потому он лично видел, что было написано западными странами после Беслана. Одни называли террористов повстанцами, другие – партизанами, кто-то так их и считал террористами. Одни называли происшествие в Беслане резнёй, другие – осадой.

“Что такое терроризм? Это подавление политических противников насильственными методами. В словарях и Англии, и Франции, и России указана одна и та же трактовка, – подчеркнул глава государства. – Но почему же мы используем этот термин кому как вздумается, применительно к политической ситуации конкретных групп в той или иной стране? Ну как можно ужасную трагедию в Беслане, расстрел ни в чем не повинных детей называть так, как сделали это некоторые СМИ – “осадой Беслана”. Это, кстати говоря, отчасти ответ на вопрос, как освещают события в России. Вы знаете, мы фиксировали разговоры по переговорным устройствам между террористами. Нет желания сейчас говорить это. Но мы знаем, что они между собой говорили, как они обменивались информацией и что они творили там. Звери так не поступают! И это мы называем осадой? А людей, которые творят такие зверства, называют повстанцами? Если человек добивается политических целей такими методами, у всех должно быть одно определение – убийца и террорист”.

После этого встреча окончилась. Главы информационных агентств делились впечатлениями, пока их коллеги составляли тексты.

Многие представители информагентств уже бывали в Москве и, вероятно,не будут еще не раз в столице России. Глава государства выразил надежду на то, что может это поможет им лучше узнать страну и понять, что тут происходит.

Вечером на встрече в Большом театре тот самый датчанин, являющийся главным редактором «Ритцаус бюро», в третий раз получил ответ на свой вопрос и был удовлетворен ответом. Как выяснилось датчанин думал, что президент сначала скажет, что безопасность для него важна в первую очередь, а потом демократия, однако Путин ответил как истинный политик, что демократия и безопасность неразделимы. Этот ответ понравился журналисту, и он полностью согласился с тем, что нужна партийная система и что не может человек, представляющий государство, идти отдельно от партии.

Его австрийский коллега, гендиректор информагентства «ААП» Клайв Маршалл сообщил, что на том конгрессе узнал очень много нового и интересного о Российской Федерации: «Владимир Владимирович говорил четко и ясно. Мы поняли, перед какими угрозами стоит сегодня Российское государство, что ей нужна безопасность, нужна демократия и она будет именно эти процессы развивать”.